Валентин Юмашев: Путина нашел не я

Валентин Юмашев во время интервью Жанне Немцовой


Советник президента России, зять Бориса Ельцина Валентин Юмашев рассказал DW о приходе к власти Владимира Путина. 20 лет назад Ельцин назвал его преемником и досрочно ушел в отставку.

Валентин Юмашев сохраняет должность советника президента России все 20 лет после отставки Бориса Ельцина. И планирует оставаться на этой общественной неоплачиваемой работе до 2024 года. Он говорит, что дорожит возможностью советовать Владимиру Путину, которого в конце 1990-х годов продвигал по службе в администрации Ельцина. В интервью DW Валентин Юмашев вспоминает, как Путин приходил к власти.

Жанна Немцова: 31 декабря исполняется 20 лет с того момента, как Борис Ельцин объявил о досрочном сложении президентских полномочий, с момента фактического начала правления Владимира Путина. Как вы оцениваете результаты этого правления?

Валентин Юмашев: Были разные периоды. Первые четыре года - активное продолжение реформ, которые Ельцин со своей командой не мог совершить, потому что Дума блокировала практически все законы, которые необходимы были стране: Бюджетный кодекс, Налоговый кодекс и другие.

Следующий срок - это знаменитая мюнхенская речь, когда Владимир Владимирович пересматривает свои отношения с западными странами. Существует обида на Запад за продвижение НАТО на восток, за события в Югославии и многое другое. Но при этом была совершенно фантастическая ситуация в экономике, реально мощный подъем, потому что мы помним, какой была цена на нефть. Затем было президентство Дмитрия Анатольевича Медведева. Он попытался перезапустить отношения с Западом. Затем опять возвращение Владимира Владимировича на уже новые шесть лет.

Сегодня есть какие-то вещи, которые не нравятся миру, не нравятся нашей демократической либеральной общественности, наверное, не нравились бы Борису Николаевичу Ельцину. В частности, понятно, что сегодня средства массовой информации у нас не свободны, они находятся под контролем государства. Но при этом мы с вами видим, что поддержка Путина сохраняется. Я на сто процентов уверен, что если бы в ближайшее воскресенье были выборы, кто бы ни был в списке вместе с Путиным - и Навальный, и Явлинский, и любой самый мощный региональный лидер, и Дмитрий Медведев, - большинство россиян проголосуют за Путина.

- При условии свободных СМИ?

- При условии сегодняшних выборов и несвободных СМИ.

- Помимо несвободы СМИ других проблем не видите?

- Я считаю проблемой диссонанс власти с активной молодой частью страны (люди, которым 18-22 года), которые всю свою жизнь прожили при Владимире Владимировиче Путине, они хотят перемен. И вот эти московские абсолютно мирные митинги, как мы видим по тысячам кадров, встречают жесткую, на мой взгляд, неадекватную реакцию властей.

- Чувствуете ли вы сейчас долю ответственности за то, что происходит в стране, в том числе за разгон мирных протестов, отсутствие свободы СМИ?

- Я могу сказать, что если бы президентом был я, какие-то вещи я бы делал по-другому. Но президентом является Владимир Владимирович Путин. Несу ли я за это ответственность? Нет, не несу. За это ответственность несет уже Владимир Владимирович Путин, президент России.

- Я спрашиваю, потому что есть ряд людей, которые вместе с вами участвовали в работе штаба Путина в 2000 году, как, например, Глеб Павловский, который сейчас с ужасом смотрит на все происходящее. Вы же один из немногих, кто не раскаивается.

- Прямо категорически не раскаявшийся. Я считаю, что тот факт, что большинство россиян продолжают поддерживать Путина, говорит о том, насколько Путин подходит нашей прекрасной России.

- Как вы нашли Путина?

- Путина нашел не я, Путина нашли Анатолий Чубайс и в тот момент начальник Главного контрольного управления администрации президента Алексей Кудрин. Это был момент, когда Чубайс и Кудрин уходили в правительство, а я становился главой администрации.

- Вы его потом продвигали. С чем это было связано?

- Через несколько месяцев мне стало понятно, что этот молодой человек является очень сильной фигурой. На наших совещаниях он абсолютно точно все формулировал, у него был прекрасный анализ и здравые идеи. А у меня в тот момент была очень сильная администрация президента: Сергей Ястржембский, Михаил Комиссар, Джохан Поллыева, Сергей Приходько.


Я же остановил свой выбор на Путине, потому что из всех этих моих коллег он показался мне самой сильной фигурой. И с этим предложением я пошел к Борису Николаевичу.

- Вы говорите, что президентская работа очень тяжелая. Но всегда же есть возможность уйти. Почему он этого не сделал?

- Никогда не говорил с ним на эту тему. Я уверен, что он считает, что должен до 2024 года быть президентом, а в 2023 году он будет принимать решение, как дальше жить, будет ли у страны преемник. Но у него, я уверен, нет даже мысли о том, что он должен уйти раньше.

- Вам не кажется, что он опасается за свою безопасность и за безопасность своего ближайшего окружения в случае потери власти?

- Категорически нет. Он абсолютно уверен, что большинство людей относятся к нему положительно и поддерживают то, что он сделал за эти годы.

- Но вы же знаете, что это пассивное большинство. И оно быстро становится меньшинством.

- Это безусловно. Но я уверен, что те ресурсы, которые сегодня есть у власти, позволят абсолютно мягко перейти к тому человеку, который близок Владимиру Владимировичу, который поддерживает его идеи. Я уверен, что никаких проблем, когда Владимир Владимирович уйдет на пенсию, у него не будет.

- Рейтинг Владимира Путина, когда его только что назначили премьером, был довольно низким, потому что его никто не знал. И взлет его рейтинга совпал с началом контртеррористической операции в Чечне. Этому предшествовала серия взрывов домов в Москве, Волгодонске, Буйнакске. Обсуждалась версия, что за этими взрывами стоит ФСБ.

- Конечно нет. Это полная чушь. Объясню почему. В 1996 год Ельцин неимоверными усилиями, идя против своих собственных силовиков, заканчивает войну, потому что общество, которое должно голосовать, эту войну не принимает. В момент, когда принимается решение о том, что Путин идет в президенты, его избирательный штаб знает, что страна категорически не принимает войну. Вы знаете реакцию народа на чеченские события и, чтобы выиграть выборы, вы принимаете решение развязать победоносную войну? С чего она должна быть победоносной?

- Да, она была не победоносной. Она длилась 10 лет, была более кровавой, чем первая чеченская кампания. То есть вы отвергаете полностью версию о том, что взрывы домов были в интересах будущего президента?

- Если представить себе, что спецслужбы организовывали эти взрывы, то они делали это в интересах Примакова и Лужкова, а не в интересах Путина.

- Александр Литвиненко в 2002 году выпустил книгу об этом под названием "ФСБ взрывает Россию". Для вас это убедительно?

- Безусловно, это подозрительная история. И я уверен, что власти надо было как-то более внятно объяснять. Но еще раз повторю: есть общая глобальная история - это война была абсолютно невыгодна Путину.

- Как вы думаете, каковы могли быть мотивы отравления Александра Литвиненко в 2006 году?

- Мы знаем, что у спецслужб есть некие странные для нас гражданских кодексы, что человек, который предал, должен за это отвечать. Поэтому случилась вот эта трагедия.

- Владимир Путин с пониманием относится к этому кодексу, как выходец из КГБ и как директор ФСБ? Ему это близко?

- Я думаю, что Путин сильно изменился за эти годы, когда он уже ушел с этой работы. И он, конечно, уже не отмороженный кагэбэшник, это сто процентов.

18.12.2019